1408
ПРОЕКТ 8-10 КЛАССОВ ГИМНАЗИИ №1512

Среда, 24.02.2021, 21:34
Меню сайта
Категории раздела
Январь 1942 [0]
Февраль 1942 [0]
Март 1942 [0]
Апрель 1942 [1]
Май 1942 [0]
Июнь 1942 [0]
Июль 1942 [2]
Август 1942 [0]
Сентябрь 1942 [0]
Октябрь 1942 [0]
Ноябрь 1942 [0]
Декабрь 1942 [1]
Наш опрос
Погиб ли на войне кто-либо из вашей семьи?
Всего ответов: 6
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » 1942 » Апрель 1942 [ Добавить статью ]

1 апреля 1942

На 1 апреля 1942 года положение соединений западной группировки было следующим. 113-я СД и подчиненные ей гарнизоны боевого участка Сташевского удерживали рубеж Медведево, Никитинки, Кузнецовка, Тякино, Манулино, лес 2 км западнее Манулино, Горбы. Штаб дивизии располагался на опушке леса северо-западнее Стуколово. Перед фронтом дивизии вели боевые действия подразделения 15-й ПД, 8-го и 29-го МП, 3-й МД, поддерживаемые огнем 267-го АП, а также одна из рот полка «Бранденбург». Вражеская группировка на этом направлении насчитывала предположительно около четырех тысяч человек. В 113-й СД на этот момент насчитывалось всего около 2300 красноармейцев и командиров. 338-я СД и подчиненные ей части и подразделения 329-й СД обороняли Тетерино, лес восточнее Цынеева, Вяловка, роща западнее Александровки, Хмельников, Гатишина, Высокого, Красного, имея перед собой 9-й ПП 23-й ПД, мотострелковый полк и танковый батальон 5-й ТД, поддерживаемые огнем артполка дивизии. Общая численность противника составляла не менее пяти тысяч человек. 338-я СД на тот период была наиболее многочисленной из всех дивизий западной группировки, в ней насчитывалось около трех с половиной тысяч человек, еще около 900 человек было в составе подразделений 329-й СД. Гарнизон Тетерино имел в своем составе 115 человек, при четырех пулеметах и четырех минометах, с боекомплектом в 100 мин к ним. Часть личного состава постоянно находилась в боевом охранении на западной опушке леса в районе населенных пунктов Безымянное и Островки. Их задачей было не допустить скрытного перехода противника в наступление со стороны указанных населенных пунктов, где располагались значительные по силе подразделения врага. Довольно сильный гарнизон находился в д. Вяловка, который обороняли воины 1110-го СП и 1-го дивизиона 895-го АП 329-й СД. Гарнизон насчитывал 283 бойца и командира. На их вооружении состояло два орудия, два противотанковых ружья, пять пулеметов, четыре автомата и 194 винтовки. Западнее Александровки, на рубеже роща 2 км юго-западнее Лядного, роща 300 м севернее Хмельников, оборонялся 1138-й СП, насчитывавший в своем составе всего 154 человека. Однако в его составе имелось немалое количество огневых средств: две 76-мм и одна 45-мм пушки, 6 пулеметов и 4 миномета. Гарнизон села Александровка состоял из 142 человек, имевших на вооружении всего 68 винтовок и по 40 патронов на брата. Правда, именно здесь была сосредоточена самая «крупная группировка» артиллерии: пять 122-мм гаубиц, к которым, правда, имелось всего 27 снарядов. Хмельники оборонял отряд капитана Мысина: 139 бойцов и командиров, на вооружении которых имелось два противотанковых ружья, три миномета, пять пулеметов, девять автоматов, 115 винтовок и одна 45-мм пушка, к которой имелось 80 снарядов. Располагавшуюся северо-восточнее деревню Гатишино обороняло сборное подразделение бойцов спецподразделений и пехоты 1136-го СП, общей численностью 128 человек. На вооружении личного состава было 125 винтовок и 3 автомата ППШ. На левом берегу р. Угра располагались два важных населенных пункта: Высокое и Красное. Высокое оборонял 1136-й СП. Гарнизон насчитывал 155 человек при двух орудиях, двух минометах и шести пулеметах. Здесь же находился штаб 1136-го СП. Основу гарнизона составляли бойцы 1-го батальона, артиллеристы и минометчики. Оборону в Красном держал отряд старшего лейтенанта Степченко численностью 279 человек. На их вооружении кроме винтовок было четыре 76-мм орудия, два миномета, два противотанковых ружья, шесть пулеметов и восемнадцать автоматов. Среди всех гарнизонов 338-й СД этот гарнизон был самым сильным по своему составу, так как он прикрывал собой центральную часть района окруженной группировки и ему уделялось особое внимание. Здесь часто бывал командующий армией генерал Ефремов. 160-я СД, имея в своем составе не многим более двух тысяч человек, оборонялась на рубеже: Жолобово, лес севернее Буслава, лес западнее Новая Лука, Козлы, Песково, Федотково. Против нее вели боевые действия подразделения 431-го ПП 131-й ПД, 468-го ПП 268-й ПД, 112-й МП и до батальона танков 20-й ТД, общей численностью примерно около трех с половиной тысяч человек. С утра тяжелый бой начался на участке 338-й СД. Во второй половине дня 1138-й СП был вынужден оставить Цынеево и Малые Коршуны и отойти к Тетерину и Аракчееву. Небольшая группа бойцов и командиров отошла к Вяловке. Противник оказался всего в трех километрах от Желтовки, где находился командный пункт оперативной группы штаба во главе с командующим армией. В течение дня командный пункт армии несколько раз подвергался артиллерийскому обстрелу и ударам авиации с воздуха, вследствие чего несколько раз нарушалась связь и терялось управление. Генерал Ефремов принял решение переместить КП в д. Дрожжино. С наступлением темноты командный пункт тронулся в путь, и уже через час колонна штаба достигла населенного пункта Дрожжино, который находился на западном берегу реки Угра, в 4 км южнее Дмитровки. Небольшие импровизированные аэродромы, оборудованные восточной группировкой 33-й армии и авиационными частями фронта, задействованными на обеспечении войск окруженной группировки в районе населенных пунктов Кременское, Купелицы, Тишино и Павлищево, с наступлением теплой погоды стали непригодны для взлета и посадки даже легких самолетов. Только ближе к утру, когда почву немного подмораживало, можно было взлететь самолету, имевшему на борту не слишком тяжелый груз. Вечером до всех бойцов и командиров окруженной группировки был доведен приказ командующего армией генерал-лейтенанта Ефремова, в котором он изложил свои требования по активизации боевых действий в условиях отсутствия достаточного количества боеприпасов и особенностей сложившейся обстановки. Командарм, в частности, требовал: «…5. По пехоте противника до взвода включительно категорически запрещаю вести огонь из артиллерии, так как эти цели лишь только достойны винтовочного, пулеметного и минометного огня и ручных гранат. Артиллерию же использовать только по большому скоплению пехоты. 9. Требую всем запомнить, если мы ведем неприцельный огонь, то этим лишь только воодушевляем врага и делаем его дерзким в наступлении. Вести огонь только прицельный (меткий). 10. Всем поставить себя в положение охотника с постоянным стремлением днем и ночью отыскивать и самым дерзким методом уничтожать фашистскую мразь, немедленно донося мне о выдающихся товарищах, героях в деле уничтожения врага на предмет моего ходатайства перед Главкомом о награждении Правительственными наградами этих товарищей. 11. Опыт показал, особенно наши действия бывают отличными, когда укрепленные районы взаимодействуют между собой при наступлении противника, выделяя из каждого гарнизона небольшие силы, действующие на наступающего врага, ему во фланги и тыл, поражая противника метким огнем. Всегда при таком взаимодействии укрепленных пунктов противник быстро начинает отступать, оставляя на поле боя большое количество трупов, раненых, свою технику и другие трофеи. 12. Всему этому несложному делу по уничтожению противника требую от всех степеней командиров и политработников научить своих подчиненных и во время каждого боя и после боя извлекать более новые действенные приемы, методы по большему уничтожению врага. (М. ЕФРЕМОВ».) Своим приказом, изданным вечером 1 апреля 1942 года, командарм наградил группу бойцов и командиров, отличившихся в ходе последних боев, последними оставшимися в его распоряжении ценными подарками. <<Последний приказ генерала Ефремова о награждении бойцов и командиров 33-й армии за стойкость и мужество, проявленные в борьбе с немецкими захватчиками. 1 апреля 1942 г.>>(Прикреплённая фотография) Обстановка в полосе боевых действий дивизий восточной группировки также продолжала оставаться сложной. Около 5 часов утра до двух рот противника численностью около 200 человек, воспользовавшись тем, что боевое охранение 1287-го СП 110-й СД, выставленное у деревни Карцево, потеряв бдительность, погрузилось в сон, скрытно подошли к населенному пункту и внезапной атакой уничтожили весь его гарнизон. Спастись удалось лишь одному раненому пулеметчику. 58 красноармейцев и командиров погибли или были захвачены в плен. Узнав об этом, командир дивизии подполковник Беззубов приказал командиру полка немедленно выбить противника из Карцево. Однако немецкая пехота, надежно прикрыв подступы к деревне минным полем, оказалась готовой к такому развитию событий и отразила все атаки. По данному факту в армии был издан приказ за № 118, в котором отмечалось: «…1.4.42 противник, силою до 200 чел., подойдя незамеченным на расстояние до 150 шагов, внезапным нападением захватил КАРЦЕВО, уничтожив при этом 23 человека, остальная часть гарнизона пропала без вести, за исключением одного командира пульвзвода, сумевшего, будучи раненным, укрыться от немцев. Расследованием этого случая установлено, что захват противником КАРЦЕВО явился результатом недопустимой беспечности, отсутствия должной бдительности и боеготовности со стороны гарнизона КАРЦЕВО и отсутствия необходимой проверки со стороны командования 1-го батальона и 1287 СП. Гарнизон КАРЦЕВО, состоявший из 59 человек, под командованием командира 1-й роты 1287 СП лейтенанта ТОРСУНОВА, имея на вооружении 2 станковых, 2 ручных пулемета и 2 ротных миномета, вполне мог отразить атаку противника на КАРЦЕВО и держаться до подхода подкреплений. Пулеметы работали с большими задержками, часть бойцов не знали ни пулемета, ни даже винтовки; стрелять из них не умели. Часовые несли службу плохо. Командир 1-го батальона полка ст. лейтенант УСОВ, находясь в ИВИЩЕ на расстоянии 1 км от КАРЦЕВО, не проверял боеготовность своих подразделений, а в момент нападения противника не принял быстрых и решительных мер к оказанию помощи гарнизону КАРЦЕВО…». Во второй половине дня 110-я и 222-я СД закончили подготовку к наступлению, которое было назначено на утро следующего дня. Снайперы и специально выделенные подразделения от частей вели прицельный огонь по одиночным и группам солдат противника на его переднем крае. Комбрига Онуприенко больше всего тревожил вопрос малого наличия снарядов для артиллерии, вследствие чего артиллерийская подготовка атаки планировалась всего сроком на 5 минут, что, естественно, было явно недостаточно для надежного огневого поражения противника.

Категория: Апрель 1942 | Добавил: (07.05.2014)
Просмотров: 297 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Поиск
Друзья сайта